интернет-магазин электроники Украина Одесса Киев
Лестер май

«Чтобы взять ребенка из приюта — надо пройти семь кругов ада»: история одесситки Ольги Подусовой и ее 11 приемных детей

19 мая 2019, 22:58 524
«Чтобы взять ребенка из приюта — надо пройти семь кругов ада»: история одесситки Ольги Подусовой и ее 11 приемных детей Фото № 0

12 мая в Украине отмечают День матери. По случаю праздника «Пушкинская» пообщалась с одесситкой Ольгой Подусовой, которая вопреки жизненным трудностям, общественному непониманию и изматывающей бюрократии взяла из приюта одиннадцать малышей.

История Ольги — уникальна. В свои 36 лет она уже многодетная мама и сама воспитывает одиннадцать детей. Их всех женщина взяла из приюта с серьезными заболеваниями: аутизм, хроническая астма, мозжечковая недостаточность, ДЦП. О своем выборе и бесконечных препятствиях на пути к долгожданным детям она не жалеет, наоборот, говорит — еще с юных лет знала, что обязательно станет мамой таким малышам.

«Первый раз про большую семью я заговорила в лет пять. Помню как сейчас: сижу на лавочке у дома, рядом родители и я завожу разговор про приемных ребятишек, что у меня их будет много. Откуда подобные мысли — не знаю, о таком в нашей семье не говорили. Возможно, поэтому взрослые отнеслись к моим словам не серьезно, как к ребячеству и особого значения им не придали».

Больше подобных разговоров Ольга не поднимала, но уже в 18 лет пульсирующая мысль о приемных детях с новой силой дала о себе знать. Девушка поступила на первый курс радиотехнического факультета Политехнического университета и пока однокурсники мечтали о карьере и достатке, стала ходить в детский дом.

«Я просто пришла и заявила: хочу общаться с детками. Никто из работников противиться не стал, наоборот, обрадовались, ведь дети там изолированы, им не хватает внимания и общения. Они очень хотят коммуницировать с внешним миром, но фактически находятся под колпаком системы. И первое, что они спрашивают: «ты будешь моей мамой?»

К 20 годам Ольга решилась на усыновление. В городскую службу по делам детей она пришла студенткой, подрабатывающей в лаборатории компьютерных технологий. Работники не восприняли ее намерения всерьез и предложили повременить со столь важным решением.

«Отказ остановил меня на время, но не переубедил. Я закончила университет, получила работу на крупном предприятии и стала хорошо зарабатывать, но мысли о том, чтобы взять ребенка, не покидали меня».

Следующие несколько лет для девушки оказались сложными: работы было много, а командировки по СНГ свели все к тому, что дома Ольга ночевала по три-четыре дня в месяц. Такой график не позволил бы ей взять малыша из приюта: надо было определяться.

«На тот период я очень хорошо зарабатывала. Но финансовая сторона никогда не являлась для меня целью, скорее средством для достижения независимости и уверенности в своих силах. Я поняла, что готова к ребенку и уже смогу ему дать большее».

В 2010 году девушка оставляет предприятие, переводится на другой завод со стационарной работой и сразу же начинает оформлять документы на усыновление.

«Прохождение всех комиссий заняло около трех месяцев. Параллельно я перечитывала литературу и всевозможные форумы, чтобы понять всю систему усыновления».

Как только документы оказались готовы, Ольге показали анкеты детей.

«На одной из фотографий я увидела трехлетнего мальчика, которого мне стало безумно жаль: он был весь перекошенный, голова клонилась набок, один глаз закрыт. У меня сразу возникли мысли: только бы он не умер в детдоме».

Соцработники предложили девушке прийти к малышу, посмотреть на него.

«Мне тогда сказали, мол, не переживай, если что — всегда можно выбрать другого. Эти слова показались мне дикими. Когда ты приходишь к живому ребенку в детдом, начинаешь его оценивать по внешним данным, а потом можешь еще и передумать, это же предательство».

После первой встречи Ольга начала процесс усыновления. Как выяснилось позже, у мальчика аутизм. В возрасте пяти месяцев его забрали у нерадивых родителей — в доме не было ни воды, ни еды, ни тепла. В больнице маленькому Мише диагностировали двустороннюю пневмонию. До пяти лет он не разговаривал и даже не мог приучиться к элементарным бытовым процедурам.

Через год с похожей трагической судьбой появилась Настя. Девочку нашли у здания сельсовета, рядом с которым жила мама Ольги. Ребенок был практически раздет и очень худой – в свои четыре года она весила около 7 килограммов. Как стало известно, Настя почти все свое детство провела в собачей будке, прячась от родителей-алкоголиков.

Позже с такими же печальными историями семья Ольги пополнилась сестричками Машей и Викой, братьями Тимофеем и Женей, Лизой, а также четырьмя детьми безответственных родителей — Дашей, Никитой, Алешей и Кристиной. Они все оказались настолько запущенными, что пришлось долгие годы проходить реабилитацию с серьезными процедурами: транскраниальная микрополяризация, лечебная физкультура, бассейн с морской водой, лошади и дельфинотерапия. Но упорство и борьба новой мамы не оставили ситуацию безрезультатной: теперь дети хорошо учатся в школе, занимаются скрипкой, хореографией и рисованием.

На вопрос, что заставило отказаться от успешной высокооплачиваемой работы и стать многодетной матерью-одиночкой сложных малышей, Ольга отвечает, не колеблясь.

«У каждого свое предназначением. Мое заключается в том, чтобы быть мамой. Я брала любого ребенка, которого дадут, потому что каждый достоин любви и семьи. А давали мне почти всегда безнадежных детей в критическом состоянии. Ведь маленьких, здоровеньких берегут для пар, а те малыши, которых точно никто не возьмет, идут в неполные семьи. Тут стоит выбор: либо они погибнут в интернатской системе, либо у них появится семья, пусть и неполная».

За долгие годы ни один из биологических родителей не настоял на встрече с ребенком. Как заявляет Ольга, она и сама против таких свиданий.

«Обычно детей забирают у тех родителей, которые даже при совместной жизни не особо интересовались их благополучием. А лишнее напоминание о том периоде может лишь усугубить их реабилитацию. Поэтому пока я против такого общения. В нашей семье нет тайн, многое из их прошлой жизни мы обсуждаем, но только так, чтоб эта информация не стала травмой для детской психики. Я думаю, когда им исполнится восемнадцать, они сами определятся — общаться им с ними или нет».

В 2017 году семейство Подусовых переехало из небольшой квартиры на Черемушках в просторный загородный дом в Раздельной. На его покупку и ремонт собирали неравнодушные люди, впечатлившись историей многодетной мамы. Красивое здание в три этажа, девять комнат и собственная большая детская площадка — такова плата общественности за благородные дела Ольги. От государства она получает только помощь по опеке. Это три тысячи гривен на каждого из десяти малышей. Ничего не полагается только первому ребенку, Мише, так как он был усыновлен.

«Чтобы взять ребенка из приюта — надо пройти семь кругов ада: как бюрократических, так и моральных. Первое время ты много вкладываешь, отдаешь, а результат минимальный. Ребенок долго адаптируется к быту, твоему характеру, новым условиям и только через время начинает чувствовать себя кровным. Ты же весь этот период должна оставаться стойкой, хотя бы ради него».

На вопрос о том, кем видит она своих детей в будущем, женщина отвечает однозначно.

«Прежде всего, они должны стать хорошими людьми и найти свое предназначение в жизни. Я же постараюсь вложить в них максимум тепла, любви и позитива».

Завести своих биологических детей женщина не против, но есть главное условие: вторая половинка должна принять ее детвору как родных и полюбить также сильно, как и она.

В настоящее время Ольга занимается оформлением еще троих малышей. Семейство уже успело с ними познакомиться и теперь в ожидании пополнения. Как отмечает женщина, новый комфортный дом и поддержка людей укрепили ее мысли в том, что она может спасти больше малышей.

Автор: Ольга Ивлева

Источник: Пушкинская
Подписаться Поделиться Твитнуть Обсудить
Комментарии (0)
Имя *
Комментарий *