iphone в Одессе со склада

УПЦ ещё не готова к автокефалии, — проректор Одесской духовной семинарии

12 сентября 2018, 08:00 101

Вселенский патриархат перенес заседание своего Синода, на котором мог рассматриваться вопрос предоставления автокефалии Украинской православной церкви, с сентября на октябрь. Проректор Одесской духовной семинарии, протоиерей УПЦ (МП) Андрей Николаиди объяснил в большом интервью корреспонденту УСИ, почему его церковь выступает против томоса.

Ваше отношение к нынешней Украине, переваривающей советское наследие, дискутирующей о пантеоне героев, пытающейся обнаружить собственную идентичность и по дороге еще не развалиться на части от войны, противоречий и проблем?

Отношение к своей родине у нормального человека может быть только одно — любовь. К сожалению, в последнее время несколько исказилось восприятие очень важного и значимого для каждого гражданина понятия — "патриотизм". Сейчас этот термин может превращаться и превращается некоторыми людьми в ширму для решения своих частных проблем. Поэтому не очень хочется использовать этот термин в контексте современной его наполненности, но я именно патриот. Я, как и всякий здравомыслящий человек, люблю свою родину, ласковые волны Черного моря, широкую степь, сады и поля, вершины Карпат и волны Днепра, люблю родную Бессарабию и солнечную Одессу, люблю Киев, люблю Украину и людей ее населяющих.

Наверное, любовь к Родине очень напоминает любовь к близкому, родному человеку. Ты прекрасно знаешь и осознаешь все его проблемы, его не-идеальность, но от этого любовь становится еще сильнее.

Изменилось ли как-то количество одесских прихожан после 2014 года? Зачем вообще люди ходят в церковь?

Трудно однозначно ответить на этот вопрос, так как серьезных статистических данных нет и быть не может. Наверное, да. Сейчас люди стали больше посещать храмы. В годы кризисов и настроений каждый человек подсознательно ищет опору в чем-то стабильном, неизменном. А кто может быть более стабильным, чем Бог. И в наше время быстрых изменений, социальных, экономических, политических кризисов Бог оказывается единственным источником ощущения защищенности. Именно поэтому после 2014 года произошел не отток, а приток в храмы.

И, что очень важно, происходит не просто количественное, а качественное изменение. Люди перестают быть просто "захожанами", которым нужно только "побрызгать яблочко или пасочку". Появляется интерес к вопросам веры и церковного устройства, появляется серьезная работа над своим внутренним состоянием. Более того, очень заметна тенденция к увеличению людей, стремящихся осознанно и регулярно принимать участие в евхаристической жизни церкви, приступать к церковным таинствам.

Сейчас остро стоит вопрос — дадут ли автокефалию украинской церкви. В этом заинтересованы непризнанные УПЦ КП и Украинская автокефальная православная церковь, каноническая УПЦ МП обращений к  Вселенскому Патриарху Варфоломею не подписывала. Почему? И что будет, если нам дадут автокефалию? Каким образом церкви УПЦ МП перейдут в лоно поместной церкви?

К сожалению, сейчас вокруг этого вопроса искусственно создается такой ажиотаж и нагнетается истерия, что среднестатистическому гражданину очень трудно разобраться, что хотят дать, что дадут, кому дадут и для чего оно ему все надо. Поэтому давайте попробуем разобраться во всем по порядку и спокойно.

С точки зрения государства, все религиозные организации равны перед законом, пока они осуществляют свою уставную деятельность в рамках законодательства. На сегодняшний момент в Украине действует больше 8 религиозных организаций, которые в своем самоназвании имеют слова "Украинская православная церковь". Кроме этого, существует более сотни других религиозных организаций, как ассоциирующих себя с христианством, так и принадлежащих к другим вероисповедальным традициям. И все они действуют в правовом поле, а входят в них граждане Украины. Государство, согласно Конституции, уважает вероисповедальный выбор своих граждан и не вмешивается во внутреннюю догматическую, каноническую и молитвенную жизнь религиозных общин. Т.е. на сегодняшний момент государство не имеет права указывать своим граждан как верить, как молиться, как исполнять или не исполнять обряды. Внутреннее и международное законодательство предоставляют право любому человеку на свободу совести и религиозного вероисповедания. Об этом свидетельствует всемирная декларация прав и свобод человека.

С точки зрения православного богословия, церковь как общность верующих во Христа может быть только одной. Эта вероисповедальная норма, основанная на единстве Христа, закреплена в общеобязательном для всех христиан тексте — Символе веры. То есть тот, кто считает по-другому, не является христианином. Не может быть, согласно догматическому учению, двух, трех, четырех и более церквей, потому что не может быть двух, трех, четырех Христов. На сегодняшний день в Украине только одна религиозная организация из всего множества признается мировым православием в качестве законной церкви — это Украинская православная церковь. Только с УПЦ все существующие православные церкви, в том числе и Константинопольский престол, находятся в общении. Все остальные церкви, говоря светским языком, находятся вне пределов православия.

Автокефалия — это способ бытия Церкви. И поэтому он может быть дарован только определенной церковной структуре — епископам в их каноническом общении с клиром и паствой. То есть нельзя дать автокефалию Украине — это не статус государства, а статус церкви. Автокефалия дается при определенных условиях конкретной церковной структуре. На сегодняшний момент в пределах Украины таковой является только Украинская православная церковь, но она не просила об этой автокефалии. Более того, иерархи подавляющим большинством высказали мнение, что на сегодняшний момент наша церковь еще не прошла весь путь, необходимый для спокойного получения автокефалии, и потому тот статус, который есть у УПЦ, — независимой церкви с правами широкой автономии — является самым удобным.

Позвольте высказать свое мнение. Мне кажется, нам надо переступать комплекс коротких штанишек и переставать ждать, что кто-то своим волшебным документом решит наши проблемы. Проблему раскола в украинском православии надо преодолевать самим украинским православным, как бы тяжело это ни было, и путь к единству православия в Украине — очень трудный, но и единственно верный. И только мы сможем вместе пройти его, а не ждать, когда наши проблемы будут решать государственные мужи или иностранные религиозные деятели.

Недавно внештатный советник президента Олег Медведев заметил, что МП пора "выходить из схронов, вынимать фигу из кармана, резать московскую пуповину и ставить автографы под обращением к Его Святейшеству Варфоломею". Означает ли это войну?

На мой взгляд, это означает только некомпетентность и недальновидность определенных граждан. Государственный деятель, какого бы уровня должность он ни занимал, не имеет права указывать гражданам своего государства, какую религию они должны исповедовать и какие подписи под каким документом надо ставить. Я думаю, что наши священнослужители и иерархи, многие из которых пережили гонения во времена атеистического режима и обладают огромным опытом, сами прекрасно определятся, откуда выходить, куда входить и что подписывать. Просто еще раз хочется повторить: любое давление государственных органов на религиозные организации — это нарушение закона, попытка введения диктатуры и возвращение тоталитаризма.

Как вы относитесь к тому, что недавно активисты делали надписи у входа в одесские церкви УПЦ МП "филиал ФСБ"? Ведь не секрет, что российские священники имели не последнее отношение к данной организации.

Для кого "не секрет"? Для меня, например, секрет… Хотя давайте определимся с терминологией. Кого мы понимаем под словосочетанием "российские священники"? Если священников, несущих свое пастырское служение в Российской Федерации, то почему надписи должны появляться возле одесских храмов? Если имеются в виду священнослужители Украинской православной церкви, то почему для них используется прилагательное "российские"? Практически все священнослужители, несущие свое послушание и совершающие свое служение в Украине, являются гражданами Украины. В использовании этого словосочетания мне лично видится пример недобросовестности и двойных стандартов.

А к подобным действиям я отношусь как к нарушению законодательства. Вот наших прихожан и священников публично обвинили в связях с иностранными спецслужбами. На каком основании? Если у людей, выдвигающих такие обвинения, есть какие-то факты, то они по закону просто обязаны обратиться в соответствующие органы, подтвердить свои догадки, доказать.

Но если подобные заявления основаны не на неоспоримых фактах, если они недоказаны, то они называются клеветой и разжиганием религиозной вражды, а это также является нарушением закона.

Я знаю много священнослужителей, и ни один из них не осужден за сотрудничество с ФСБ. А Вы знаете хоть один случай вынесения приговора украинским судом священнослужителю за сотрудничество с иностранными спецслужбами?

Еще раз повторю свою мысль — если кто-то, невзирая на его религиозные убеждения или гражданскую позицию, нарушает законодательство и это доказано в суде, он должен быть привлечен к ответственности службами Министерства внутренних дел; если нет, то ни у кого нет ни морального, ни юридического права его оскорблять. Есть доказательства — идите в суд; нет доказательств — экономьте краску.

Недавно священников и верующих не пустили провести службу в церкви Святых Кирилла и Мефодия в Военной академии. Что там произошло?

К сожалению, я не знаю всех подробностей инцидента, но я хочу выразить надежду, что здесь имело место простое недоразумение, а никак не спланированные провокации и начало незаконных притеснений Украинской православной церкви.

Одесские "свободовцы" обратились к президенту Петру Порошенко с просьбой запретить вход священников МП на территорию военных госпиталей, академий, они считают, что им нет места среди капелланов, так как они не поддерживают АТО, хотя капелланы среди Московского патриархата, насколько я знаю, есть. Церковь как-то собирается отвечать на подобные выпады? Ведь ранее священники МП действительно не отпевали атошников.

"…Они не поддерживают АТО…" — расхожий миф, который СМИ пытаются навязать читателям и зрителям. Задача церкви — духовное окормление, духовное руководство человека, а никак не поддержка или осуждение определенных государственных деяний, проектов, законов. Церковь по своей сути не имеет права поддерживать войну, каковой бы она ни была. Это положение четко зафиксировано в канонах святителя Василия Великого, который жил в 4-м веке. Но, в то же самое время, церковь и священнослужители Украинской православной церкви оказывают посильную помощь верующим, находящимся на службе в ВСУ. Доказательство этому — многие награды священникам за поддержку военных от имени руководства страны. Например, несколько дней назад проректор Киевской духовной академии протоиерей Сергий Ющик был награжден знаком Президента Украины "За гуманитарное участие в антитеррористической операции". Среди капелланов есть много священников УПЦ — один из самых известных выдающийся библеист протоиерей Олег Скнарь.

Что же касается отказа некоторыми священнослужителями в совершении богослужений, в том числе и заупокойных, над воинами АТО, то тут каждый факт нужно рассматривать отдельно. Я допускаю, что некоторые священники могли поступить неправильно, но уверен, что их непосредственное епархиальное начальство сразу отреагировало на нарушение канонов.

Также священник не может совершить обряд погребения над человеком, не принадлежащим к церкви. И, наверное, это правильно, потому что уважает личный выбор почившего — если мертвый не ассоциировал себя с одной из религиозных организаций, то, несомненно, кощунством над его памятью будет присутствие и совершение над ним обрядов со стороны этой организации. И принуждение священника к совершению любого религиозного обряда будет нарушением желания погибшего  и законодательства Украины — об этом заявили лидеры всех религиозных организаций во время заседания Совета Церквей и религиозных организаций.

Но с другой стороны, если погибший солдат ВСУ был церковным человеком, то священник должен помолиться Господу об упокоении его души. Насколько мне известно, в Одесской епархии никогда не было подобных инцидентов. Поэтому данная информация больше походит на мифологему, созданную и успешно эксплуатируемую СМИ.

Как вы относитесь к тому, что УПЦ МП обвиняют в финансовой подпитке со стороны пророссийских политиков? Вы кому-то симпатизируте?

Меценаты и благотворители у церкви принадлежат к разным партиям, к разным политическим направлениям. Но, все-таки, необходимо различать благотворительную помощь Церкви и, как Вы сказали, «финансовую подпитку» различных политических проектов со стороны финансово-промышленных кругов и владельцев крупных капиталов. «Финансовая подпитка» всегда предполагает какую-то определенную выгоду. Обычно это места в Раде или лоббирование интересов. Церковь на сегодняшний день не может ничем ответить на подобную «подпитку». Мы не формируем списки для Верховной Рады, не принимаем решения, не влияем на распределение бюджета — мы лишь молимся, молимся вместе. И, конечно, для совместной молитвы нужны здания, где христиане могли бы собраться, — храмы. Храмы надо строить и содержать. Эта задача тех, кто ходит в такие храмы. Мне кажется, это логично — ты хочешь молиться в храме — помоги его построить. Хочешь, чтобы в храме было чисто, — раздели со своими сомолитвенниками бремя оплаты уборщицам; хочешь, чтобы в храме звучал хор, — оплати труд поющих. Если какой-то человек считает себя православным, он не имеет морального права оставаться безучастным к проблемам своего храма и своей церкви. Поэтому люди, которые свое христианство проявляют не только раз в жизни — на погребении, — помогают храмам. Помогают много. Кто-то от своей пенсии отрывает евангельские две лепты, кто-то гораздо больше. Есть люди, жертвующие достаточно большие суммы. Но на самом деле размер пожертвования и политические симпатии и антипатии жертвователей не значат совсем ничего. Гораздо важнее их вера и доброе желание.

Задам обычные провокативные вопросы: может ли спастись проститутка? Наркоман? Неверующий? А прихожанин КП, греко-католик, протестант?

Наверное, определять вечную участь каждого человека может только Тот, Кто подарил ему эту жизнь. Я не могу призвать из бытия к небытию ни одного человека, и потому не имею права указывать Творцу и определять — этого спасай, этого не спасай. Бог будет с каждым говорить индивидуально. Помните, как у Льюиса в его великолепных "Хрониках Нарнии": "Аслан рассказывает каждому только его историю". Поэтому все эти разговоры — "могут спастись", "не могут спастись" — для меня несут печать кощунства.

Единственное, что мы знаем из Божественного Откровения, из Библии, что открытые грешники, упорствующие в своем болезненном состоянии, не смогут наследовать подаренное нам Богом Царство Небесное. В шестой главе первого послания к Коринфянам апостол Павел пишет: «Неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют». Это не мои слова и не мой суд. Это свидетельство Священного Писания, говорящее о том, что упорствующие в своих грехах и не желающие исправляться не смогут войти в чертоги всех любящего Бога.

Ваш любимый храм?

В каждом православном храме пребывает Бог. От маленькой покосившейся сельской церквушки до величественного златоглавого собора. Но все же так сложилось, что некоторые храмы мне очень близки в силу тех событий, которые с ними связаны. Я очень люблю Успенский монастырь, который расположен на 16-й станции Фонтана. Мне очень нравится Киево-Печерская Лавра и молитвенная сосредоточенность святых пещер. И, конечно же, мне очень близок наш величественных храм-символ и храм-знамя — одесский Спасо-Преображенский собор.

О чем думаете, когда засыпаете?

О том, что ночь очень короткая и, к сожалению, в сутках только 24 часа.

Какую книгу сейчас читаете? Есть ли в Украине сейчас теологи, богословы, которые вам интересны?

Да, конечно. Можно вспомнить уже упомянутого о. Олега Скнаря — великолепного библеиста, ведущего специалиста по древним библейским языкам. Также я с удовольствием изучил исследование своего коллеги по Литургической комиссии протоиерея Олега Кожушного, касающееся процесса развития византийских гимнографических текстов. В настоящее время с удовольствием читаю статьи, посвященные развитию литургики во второй половине ХХ века, аспиранта Киевской духовной академии иеромонаха Афанасия (Стрельцова). Всегда очень приятно знакомиться с новыми научными исследованиями, с монографиями, особенно по своим любимым научным направлениям.

А когда хочется просто отдохнуть, всегда поможет великолепный язык Михаила Афанасиевича Булгакова. Это такая литература, которую нужно читать и перечитывать постоянно. Недавно вновь перечитал Честертона. Из новопрочитанного — братья Стругацкие.

Ходите ли на какие-то культурные мероприятия в Одессе — концерты, кино, выставки? Куда водите детей?

К сожалению, график моей работы и служения оставляет очень мало времени на отдых. Если выпадает свободные полчаса — едем с семьей в парк Победы или просто гуляем по монастырскому саду. Но, как это ни прискорбно, таких мгновений очень мало.

Какой, по вашему мнению, самый главный вопрос, который задаст в конце жизни Создатель?

В последних строках Евангелия от Иоанна этот вопрос уже прозвучал. Спаситель задал его апостолу Петру, обещавшему верность и предавшему. Мне кажется, эти слова, этот вопрос — "Любишь ли ты Меня?" — и наш правдивый ответ станут определяющими для каждого в вечной Вечности.

Источник: Украинская Служба Информации
Подписаться Поделиться Твитнуть Обсудить
Комментарии (0)
Имя *
Комментарий *