Одесса 09.12.2016

Николай Вылкун: «Я счастливый человек, всю жизнь занимаюсь любимым делом!»

31 января 2017, 22:20 2848

С творчеством Заслуженного художника Украины Николая Вылкуна каждый одессит знаком, можно сказать, с младенчества. Ведь Николай Митрофанович является главным художником Одесского театра юного зрителя имени Юрия Олеши.

— Николай Митрофанович поведайте, откуда вы родом и как пришла мысль стать художником?

— Родился я в селе Левадовки Николаевского района в многодетной крестьянской семье. Здесь среди простых и мудрых людей формировалось моё мировоззрение. Художеством никто в семье не занимался. Отец работал трактористом, мать – простая колхозница. Но я любил с детства рисовать, у меня даже кличка была – «художник». В школьные годы писал стенгазеты. Тогда в моде были тетради-песенники, где девочки писали и переписывали тексты популярных песен, и мои одноклассниц всегда просили меня там что-то нарисовать голубей, людей или что-то ещё.

В нашем селе жил Степан Олейник – известный сатирик-юморист, поэт и прозаик. Удивительное совпадение, я учился в том же классе, что и Степан Иванович и сидел за той же партой, что и он. Когда Степан Олейник приезжал в село, это был праздник для всего района. Обязательно организовывали встречи с ним, и меня всегда удивляло, как он из обычных и простых вещей создавал интересные юморески. Это была выдающаяся личность. Я думаю, именно эти встречи и стали для меня ребёнка из многодетной семьи первыми зёрнышками, которые впоследствии переросли в огромную любовь к искусству и, особенно, – театру, казавшийся мне тогда чем-то магическим и загадочным. Невероятное действо происходило в ярком свете прожекторов: на сцену выходили люди в удивительных костюмах и создавали праздник. Мне тоже захотелось приобщиться к прекрасному.

— И вы приезжаете в Одессу, чтобы поступить в театрально-художественное училище?

— Я до сих пор уверен, что поступил случайно, ведь я не имел такой подготовки, как дети художников или выпускники художественной школы, Но у меня, внешне похожего на «Маугли», только в валенках и фуфайке, было огромное желание учиться. Моим первым педагогом стал - преподаватель основных дисциплин в училище и одновременно заведующий постановочной частью Театра имени Октябрьской Революции Всеволод Карагяур. Он учил нас всем премудростям театрального искусства, и я всё старался в себя впитать.

Время тогда было трудное, с финансами туговато и учитель помог устроиться работать в театр. Кем я только ни работал – и осветителем, и рабочим сцены, и ремонтником мебели. Мне посчастливилось видеть, как работает Иван Твердохлеб – прекрасный человек и актёр. Он выходил на сцену и ещё ничего не делал, а зритель ему уже аплодировал. Он очень ответственно подходил к каждому образу, очень большое значение придавал гриму, экспериментировал и очень любил позировать. Когда я сидел за кулисами, он порой подойдёт ко мне и скажет: «Ну, Микола, починай малювать».

В то время там работал и Василь Василько, чьё имя сейчас носит театр. Мне очень любопытно было смотреть его репетиции, постановки, а также слушать его лекции. Общение с ним мне дало уверенность в себе и в правильности моего выбора профессии.

Если честно, на моём пути всегда встречались выдающиеся люди. Так я тесно сотрудничать с потрясающими режиссёрами - кукольником, настоящим мастером своего дела Юзефом Ароновичем Гиммельфарбом в Театре кукол и с Владимиром Михайловичем Наумцевым, с которым мы проработали вместе в ТЮЗе более 20 лет. Это очень важно – работать с умными, изобретательными, талантливыми людьми, влюблёнными в своё ремесло. В качестве приглашённого художника в 1966 году оформлял оперу «Таёжная песня» Александра Красотова в Одесском оперном театре.

— Николай Митрофанович, а помните свою первую самостоятельную работу в театре?

— Конечно, помню. Мне, молодому и неоперившемуся художнику, доверили оформление поистине королевского спектакля в королевском театре. Я говорю о нашем Театре оперетты. Мне доверили ставить «Сильву». Это была большая ответственность и большая честь для меня. Ведь для театра - это был «золотой период театра». Там тогда работали замечательные и талантливые люди: главный режиссёр - Матвей Ошеровский, главный художник - Михаил Ивницкий, директор - Дмитрий Островский. А какой какой блистательный звездный актерский состав - Юрий Дынов, Михаил Водяной, Евгения Дембская, Маргарита Демина, Людмила Сатосова и многие другие!

Мне удалось придумать интересную и необычную сценографию, которая понравилось всем. После того, как я справился с этим заданием, я понял, что смогу всё. После были «Хрустальная туфелька», «Берегите мужчин», «Свадьба в Малиновке» и другие.  

И всегда я получал наслаждение о того, что могу что-то создавать и искал в любой работе прежде всего творческий интерес, а не финансовый. Тогда было другое время. Это в наши дни задача театра – выжить и заработать, а от этого страдает искусство.

— Поговаривают, что вы настолько фанат своего дело, что даже без какого-либо финансирования создавали декорации. Это так?

— К сожалению, от сегодняшней экономической реальности не уйти. Приходится выкручиваться, как можем. Приведу несколько примеров. В театре приступили к постановке русской сказки, для которой необходимо «вырастить» на сцене дремучий лес. Репетиции идут полным ходом, сшиты костюмы, а денег для декораций нет. Что делать? Нужда делает человека изобретательным. Всем миром собирали рулоны ткани, где только могли – и на швейной фабрике, и в магазинах, и даже в мусорных контейнерах находили. И вот все эти разноцветные тряпки мы каким-то образом с помощью всевозможных канатов прикрепили к картонным трубам и в итоге «появился» сказочный лес.

А как-то директор вызвал к себе и поставил перед фактом: «Денег на декорации нет, и не будет». Как выкручиваться из ситуации? Думал-думал и сообразил, что пригодиться маскировочная сетка, но где её достать. На помощь пришли друзья-военные, которые и подарили театру необходимый «материал». Ну, а дальше уже дело техники и «умелых ручек». Словом, получились замечательные декорации к спектаклю «Маугли».

— Вы не только занимаетесь оформлением спектаклей, но и создаёте живописные и графические работы, рисуете эскизы костюмов, делаете афиши и плакаты. Также хорошо известны ваши портреты и наброски наших современников. Среди всего этого жанрового разнообразия, есть ли тема – та, что наиболее вам близка и любима?

— По правде сказать, я - многоплановый художник. Но природа и люди, которые окружают меня, – вот самое ценное. Даже на каких-то официальных мероприятиях не перестаю рисовать. Ушами случаю доклады, а рука сама берёт карандаш и выводит что-то на листе бумаги.

— Знаю-знаю, многим известна ваша страсть к портретам и шаржам, ведь после встречи вы раздаёте свои рисунки…

— Да это так. Мне приятно делать подарки людям. Однажды возвращаясь на электричке домой, среди пассажиров оказалась группа молодых ребят, которые вели себя безобразно. Народ даже милицию хотел вызывать. Я достал свой альбом, нарисовал их лидера, а после передал ему. Рисунок произвел огромное впечатление на юношей, они упокоились и попросили меня нарисовать и их тоже. Вот как действует сила искусства на людей.

— Если говорить о силе искусства, то я слышала, что в годы учёбы вы увлекались искусством Востока и мечтали побывать в Стране Восходящего Солнца? Что можете рассказать о об этой стране?

— В Японии я побывал дважды. Признаюсь, в любой поездке мной движут не только профессиональные интересы, но и какие-то заветные желания. Мне очень хотелось живьём, не по телевидению или в записи, а живьём – спектакль театра Кабуки.

Ещё в годы учебы мы часто обращались к театрально-зрелищному искусству Востока. Однако изучение по учебникам или другой литературе не давало полно представления о классическом театре Японии и это разжигало большой интерес к этому непонятному нами своеобразному искусству. И вот мы в Японии и нам удалось побывать на спектакле, который идёт очень долго. При этом зрители свободно приходят и уходят из зала. В постановке задействованы только мужчины, как в оркестре, так и в актёрском составе. Поразительно, театр кабуки уходит своими корнями в традиционные крестьянские праздники и в неизменном виде существует уже более 400 лет.

Ещё мы дважды присутствовали на чайной церемонии, во время которой необходимо соблюдать массу условностей. Все садятся на циновки из рисовой соломки. Пока неторопливо готовится напиток, участники ведут философские или светские беседы. Первая чашка достаётся самому почётному и уважаемому гостю. Причём, для церемонии выбирается самая дорогая посуда в доме. Выпив чай, необходимо долго любоваться пиалой, её формой и рисунку. При этом каждая чашка не похожа одна на другую – у каждой свой цвет и неповторимая роспись.

— Николай Митрофанович, вы много путешествовали, побывали во многих странах с выставками и без выставок, начиная от Японии и до Европы, откуда привезли наибольшие впечатления?

— В сентябре 2007 года с большой группой паломников со всей Украины побывал Израиле, Египте и Палестине. В поездке мне было интересным отметить какие-то моменты собственного видения мира, причём в любой форме, будь то скульптура, реклама, живопись, печатная продукция и т.д. Я всегда ищу то, чем интересны мои коллеги в той или иной стране. Если мне удаётся найти нечто особенное, то это просто потрясающе.

Но та поездка была не просто туристической. Мы посетили самые святые места, которые невероятно наполняют и очищают душу. Я счастлив, что мне удалось впервые в жизни путешествовать в составе группы, где были священники, где были люди разных профессий. Мне повезло неделю провести на Святой Земле. Здесь удивляешься природе, климату, здесь абсолютно всё – и архитектура, и среда, в которой живёт народ, восхищает, и здесь есть чему поучиться.

— Вы счастливый человек?

— Да, я - счастливый человек, поскольку всю жизнь занимался и занимаюсь любимым делом. Сегодня я смело могу сказать, что мне подвластны все жанры. Мне повезло с выбором профессии, и я счастлив, что прикоснулся к искусству и привнёс что-то своё, чего раньше не было.

Вот таким получилось небольшое интервью с театральным художником Николаем Вылкуном, который пробивал свой путь в жизни самостоятельно и можно смело сказать сделал себя сам. Его яркий талант свыше предназначен для сотворения театрального чуда, а главное - его неповторимый стиль узнаваем и поражает своей изобретательностью и фантазией.

***

Немного официальной информации

За свою творческую жизнь оформил около 250 спектаклей в театрах Одессы, Николаева, Луганска, Херсона и других городов Украины.

В активе мастера более 25 персональных выставок. Вылкун ведёт активную педагогическую работу в Одесском театрально-художественном училище, а многие его воспитанники уже успели завоевать признание как самобытные и высокопрофессиональные живописцы и сценографы.

За большой личный вклад в развитие изобразительного искусства Екатерининская академия искусств Германии и Министерство культуры Германии избрали Николая Митрофановича в состав действительных членов Академии.

Интересно, Николай Митрофанович рисует часто своих коллег по ремеслу, но и они не остаются в долгу перед мастером.

 

Фото автора.

Подписаться Поделиться Твитнуть Обсудить
Комментарии (0)
Имя *
Комментарий *